?

Log in

No account? Create an account
 
 
12 February 2016 @ 07:18 pm
Divine divide  
Originally posted by snowps at Divine divide
Если наблюдать за окружающим миром с позиции архивариуса, а не с позиции участника, то со временем начинает приходить понимание сложности бытия среднестатистического человека в попытке определить своё место в жизни. Нет - речь не о проблемах самореализации, не о социальном успехе и не о этических аспектах, а о элементарном выборе. Для того, чтобы достичь психологического комфорта, люди используют множество разнообразнейших механизмов, общей функцией которых является поддержка ощущения осмысленности жизни: люди с пытливым складом ума находят этот смысл в исследовании законов мироздания, негласно с радостью принимая тезис непознаваемости бытия, который позволяет им находить мотивации движения вперёд вплоть до конца жизни; амбициозные люди тратят жизнь на попытки стать лучше других, пронося с собой весь земной путь гордо развевающийся стяг "Citius, altius, fortius!"; религиозные люди стараются быть лучшими созданиями бога среди прочих, берут на вооружение концепцию נעשה ונשמע, и оказываюся вполне удовлетворены этим, смирившись с выносом страшного суда за скобки обыденного существования. Однако выбранный путь обычно получатеся непростым не столько из-за того, что человеку приходится продираться через тернии препон, проигрышей и падений, а из-за постоянно довлеющей латентной мысли "а тот ли смысл жизни я пытаюсь реализовать?" В религиях, как в наиболее ритуализированных способах создать смысл жизни, даже были придуманы специальные термины для именования отхода от основного вектора - ересь, грех, нечестивость, безбожность и прочие, которые, к слову сказать, прекрасным образом со временем распространились на любую другую область деятельности, тяготеющую к колелктивному разделению какого-либо базового набора постулатов и неприятия других. Так в чём же основная сложность бытия обывателя? В потребности поддерживать в себе уверенность в истинности собственного пути.

Дело в том, что апологет конкретной модели сублимации смысла жизни, основанной на наборе чужих аксиом, а не собственноручно опытно выясненных законов, волей-неволей регулярно сталкивается с носителями иных сублимационных моделей, которые, в общем-то, по вполне понятным и зримым критериям часто оказываются либо ничуть не менее довольными жизнью, либо - что совсем ужасно - существенно более довольными, а так как свой декларативный базовый набор аксиом оказывается без достаточного доказательного фундамента, комфорт начинает терять устойчивость, принося с собой признаки "потери веры", "выхода в тираж", "ломания человека" (и огромного количества прочих, давно придуманных людьми выражений, описывающих нарушения механизма поддержки иллюзии смысла жизни). В такие периоды у людей есть два способа справиться с внезапно начавшей уходить из-под ног землёй: или понять механизм иллюзий и научиться им управлять, или ассимилироваться в группе адептов, разделяющих его убеждения, чтобы снизить вероятность развала своего набора иллюзий. Первый путь, к сожалению, при всех его плюсах, несоизмеримо сложнее второго, так что нет ничего удивительного в том, что экстаз единения с толпой побеждает с большим отрывом.

К чему приводит ассимиляционный выбор? Прежде всего - к резкой дихотомии своих и чужих. Надо понимать, что люди, с огнём в глазах защищающие свой набор ценностей, в большинстве случаев делают это не потому, что осознают их истинную роль в социуме, а потому, что по некоему стечению обстоятельств - среда взросления, круг общения, персональный опыт, - так сложилось, что эти ценности сначала стали сублимацией смысла их жизни, а потом, в какой-то момент, они утеряли ощущение самодостаточности этой иллюзии и вынуждены были вступить в ряды близкой по духу локальной мини-инквизиции, занимающейся борьбой с некоей ересью в глобальных масштабах, а так как этот процесс прозелитизма в реальности обычно нереализуем, новый смысл жизни, являясь сплавом изначально мифологичного ценностного базиса, квантора локальной общности и гипотетической бесконечности пути, начинает заменять просевшую личную иллюзию более мощной и стабильной иллюзией правоты анклава. Особенно тонким моментом является тот факт, что у людей, перешедших от индивидуальной поддержки иллюзий к коллективной, обостряется ощущение имманентности их взглядов собственной личности, что помогает вернуть акцент причин стабильности своего психологического состояния в зону личных достижений ("возврат веры", "триумфальное возвращение", "нахождение сил, чтобы не сдаться"). Очень часто в своей деятельности по изведению ереси люди начинают видеть некий возвышенный смысл (божественный, этический, эмпатический), - энтузиазм, питаемый восстанавливающейся самооценкой, растёт, наступает период эйфорий, сменяющихся норадреналиновыми всплесками; природа, увидев, что её дитё развивает активность, подбадривает его не имеющими никакого отношения к сознанию гормональными шпорами, и благодаря этому человек на подъёме бурно участвует в социально-ориентированной деятельности (пусть не всегда позитивной, но природе на таком малом отрезке важно скорее разнообразие, чем точность, - эволюция сама выберет нужные пути, а уж как сложится судьба эволюционного винтика - природу совершенно не беспокоит). Дополнительно интересными аспектами являются склонности людей с коллективной сублимацией смысла жизни находить себе оппонентов того же психотипа, но из оппонирующей группы, и в экстазе сражаться за собственную веру (это можно легко понять - подобная социально-ориентированная деятельность завязана с механизмами самооценки в так-называемых "other-directed social movements", поэтому результаты таких схваток не играют никакой роли - важен сам процесс), а также испытывать чрезвычайный дискомфорт от собеседников, склонных к этическому и ценностному релятивизму, поскольку такие люди, особенно если они производят впечатление внутреннего комфорта, фактом своего существования деструктивно влияют не только на какую-то конкретную коллективную иллюзию, а на сам механизм коллективных иллюзий. В итоге часто релятивисты страдают от нападок всех сторон, исповедующих радикальную дихотомию взглядов, - независимо от сходства частей ценностного базиса. :)

В общем если в нашей бурной и сильно социализированной жизни внезапно (скорее даже не внезапно, а регулярно) попадаются люди, выглядящие как героические защитники чьих-либо интересов (про свои интересы - отдельный разговор, там работают несколько иные механизмы), то прежде чем соглашаться с ними или дискутировать, поразмыслите над тем, что эти люди, возможно, находятся в существенно более неустойчивом положении чем те, кто не испытывает потребности к борьбе с ветряными мельницами. Разумеется, не все приходят к этому через психологические проблемы - многие делают это из вполне прагматических соображений, в качестве элемента повышения самооценки в сфере общественного признания или практикума медийного маркетинга, а то и просто ради равлечения, - но заметная часть зависит от востребованности своих убеждений много сильнее, чем кажется на первый взгляд. Таких людей очень сложно в чём-то переубедить, поскольку любое разочарование в своей системе ценностей для них равносильно возвращению к истокам психологических проблем. Лучше оставьте им право заблуждаться до того момента, пока они сами не найдут огрехи в собственном мировоззрении, а если и не найдут, то не исключено, что это даст им шанс счастливо прожить всю жизнь с набором вдохновляющих позитивных иллюзий. :)